Алексей Печеров: По Штатам выезжаю с собственной постелью

Алексей Печеров Российский баскетболист сообщил, что даже при заработной плате $1,5 млрд не счастлив сиденью на лавке в НБА.

Оставляя Миннеаполис, очень много вещей понадобилось транспортировать? Либо у игрока НБА, который должен быть готов к переездам, всего по максимуму?
За несколько лет вещей решило очень много. Однако для подобных случаев есть особые организации по сбережению и транспортировке вещей. Вследствие этого отъезд из Миннесоты, как и годом ранее из Вашингтона, я испытал без особенных хлопот. Ты берешь людей, они прибывают, пакуют все твои вещи, помещают в автомашину и отвозят на особый склад. А затем я названиваю и говорю, куда их необходимо принести. Может, их надо будет нести в располагающийся рядом город, быть может, через всю Америку.

У тебя есть предпочтения в плане города либо берега — хочется играть на западе либо востоке страны?
Особенных нет. В НБА все команды мощные. Надо отыскать такую, в которой я буду играть. Взглянем… Трансфертный рынок НБА открывается 1 августа, и тогда начнем подбирать обновленный клуб. Точных услуг еще не было. О виде прийти в Европу пока даже не полагаю. Хочу играть в НБА, убежден, тут себя еще не воплотил.

Очень много вещей решило — это сколько?
Все уместилось в одну фуру…

Ого!
Ну, там же, к примеру, моя собственная мебель на 3 комнаты, которую я приобрел еще в Вашингтоне. Дремать на посторонний постели либо собственной — это различные вещи. В Вашингтоне я взял в аренду пустейшую квартиру, необходимо ее устраивать.

В Миннесоте у тебя также были трехкомнатные апартаменты?
Нет, там я снимал большой дом — прекрасный, отличный. Там был тренажерный зал, бильярдный и футбольный стол…

Было с кем сыграть?
Ко мне по очереди заезжали в гости опекуны, брат — чтобы не бросать меня одного. С течением времени вышли знакомые и среди жителей. Там огромная российская и русская организация. Однако очень много товарищей не начинал. Просто круг общения.

После московского Вашингтона в Миннеаполисе оперативно акклиматизировался?
Разница, разумеется, громадная. Столица есть столица. В Вашингтоне все более и более ясно, сочно. Миннеаполис также довольно большой город, впрочем я проживал в пятнадцати минутах езды от города. Он располагается южнее Вашингтона, там значительно прохладнее. Этой весной холод добирался до минус 25! А я заключительные 5 лет проживал в более жарких местах. Понадобилось докупать жаркие вещи.

«Оклахома» в прошлом первенстве преимущественно проигрывала, стала слабейшей командой на «Востоке». Как это оказывало влияние на популярность бытовых матчей?
На изумление намеревалось довольно много посетителей. Пустопорожних трибун никогда в жизни не было. Я думаю, миллионов двадцать было всегда, на ряде матчах — 15. А три-четыре игры с самыми лучшими командами лиги составляли аншлаги — 20 000 посетителей. Ощущалось, что болельщики доверяют в команду, сохраняют. Перед стартом цели угодить в плей-офф не устанавливалось. Руководство понимало, что бригада юная, создается на возможность.

Как оцениваешь прошлый год для себя?
Он оказался неопределенным. В самом начале в течение полутора лет у меня возникла игровая практика, чего не было 2 предшествующих года в «Вашингтоне». Я играл, и играл хорошо. Это утешало. А затем мое время необъяснимо снизилось. Так бывает в НБА. Я вопрошал тренера, в чем дело, однако справедливых причин он мне так и не представил. Просто применял другую ротацию игроков.

Значительно срывался?
Психологически это весьма трудно. В голову влезают различные идеи. Однако я довольно мощный человек, чтобы с данным совладать. Это моя работа. Нужно запасаться упорства, возобновлять работать и ожидать, что будет обновленный шанс.

А воздействует, что ты белый, европеец, не собственный?
Разумеется, установленную роль это играет. Впрочем в настоящее время в лиге очень много чужеземцев. Вот двадцать лет тому назад люди, прибывшие в НБА из Европы, были реальными первопроходчиками. Однако полагаю, в точности также сложно американцам, которые прибывают играть в Европу. Они оказываются в стране, которую недостаточно понимают, далеко от семьи, родимых.

Существует соображение, что за $1,5 млрд зарплаты ежегодно, как было у тебя, можно и на магазине в НБА сидеть…
Я не полагаю о деньгах. Никогда в жизни не устанавливал их на 1-ое место. В случае если ты станешь играть, демонстрировать отличный уровень, денежные средства будут идти за тобой. Я человек претенциозный — устанавливаю задачи и иду к ним. В НБА играют всего 450 игроков из всех стран мира — конкуренция громадная. Для кого-то поражение в НБА — это лимит желаний, потолок. Я же ощущаю, что за 3 года за океаном еще не воплотил себя как игрок, не добился чего хочу. Понимаю, что могу играть на этом уровне.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *