zeftera.ru.

Реми Таффен о Виталии Петрове и моторах Рено

Реми Таффен Основной металлург Рено F1 Реми Таффен сообщил английскому Autosport о прогрессе, достигнутом в 2010-м году…

Основной металлург Рено F1 Реми Таффен сообщил английскому Autosport о прогрессе, достигнутом в 2010-м году.

В прошлом году французские двигатели прохватывали за дефицит производительности, однако с начала текущего первенства Рено V8 продемонстрировали себя очень хорошо: бригада Red Bull, которая их применяет, занимает первое место в двух зачетах…

Вопрос: Что можно сообщить о 2010-м годе, так как прошлый был для Рено достаточно тяжелым?
Реми Таффен: С позиции работы на автогонках, наши способы остались бывшими. Однако на самом деле поменялись расклады к подготовке автомашины и компании труда на автозаводе. А прямо на автотрассе мы работаем с мотором, с автошасси, с коробкой переключения передач и т.д., чтобы со 100-процентной отдачей применять то, что было выполнено коллективами баз в Энстоуне и Вири.

Наша основная цель заключается в том, чтобы в управлении команды всегда были все нужные детали: снабдить это сложно, так как модернизация автомашины проходит большими ритмами и по всем назначениям, и проходит это достаточно оперативно, таким образом на каждую гонку нужно доставлять новые компоненты. Однако это только одна из проблем, которые нужно одолевать.

При этом мы можем пробовать применять весь потенциал автомашины. Автошасси разрабатывается в Энстоуне, а мотор и коробка переключения передач – во Франции, в Вири-Шатийоне. На любой автогонке у нас работают 40-50 экспертов, которые обеспечивают предельно действенную деятельность двигателя, автошасси и коробки переключения передач.

Вынужден огласить, с начала года мы хорошо управляемся с собственной работой. У нас далеко не самая скорая автомашина, однако на любой автогонке нам получается получить из нее все 100 %.

Как мы видели в Барселоне, ряд команд продемонстрировал много больших технологических новостей, однако наша идеология заключается в том, чтобы модернизация тянулась регулярно, от автогонки к автогонке. Задача состоит не в том, чтобы сообщить: «согласен, к 8-ой автогонке автомашина будет на сек стремительней». Мы пытаемся улучшать ее равномерно: пока мы отстаем от определенных конкурентов, однако попытаемся настигнуть их к концу года.

Вопрос: Как вы находите, силовым агрегатам Рено на самом деле так не хватает производительности, однако вы возместите это с помощью прочих крепких сторон?
Реми Таффен: Вынужден огласить, что установить уровень производительности двигателя очень сложно. Вполне может быть, по данному параметру мы отстаем от самых лучших примеров, однако картину нужно расценивать в общем: как вы настраиваете мотор, как вы его обновите, либо как приспособите автошасси с учетом его отличительных черт.

Таким образом, судя по откликам команд, в общем мы в отличной фигуре, и я удовлетворен этим двигателем.

Вопрос: Одна из доктрин, поясняющих скорость Red Bull Racing в конце квалификации, заключается в том, что они, вероятно, в заключительной сессии «раскручивают» мотор до предельных витков, а до этого сберегают его источник. Вы такое знали? Это отвечает реальности?
Реми Таффин: Полагаю, все в настоящее время смотрят за Red Bull и выставляют различные теории, однако мы со всей определенностью можем сообщить, что в квалификации никто не ничего не сберегает. В данном нет резона. Понижение скорости работы мотора на 500 либо 1000 витков доведет только к утрате времени. Дело в другом: у Red Bull просто отличная автомашина.

Вопрос: Можно в 2016 году доставлять абонентные двигатели иным командам, к примеру, Уиллиямс?
Реми Таффен: Мы не знаем, каким командам станем доставлять моторы в 2016 году. Бесспорно, у нас необходимые производственные производительности, чтобы работать более чем с 2-мя заказчиками, это не беда.

Конечно, для этого надо будет повысить размер производства моторов и принять на работу больше экспертов, и, приложив особые действия, мы может гарантировать двигателями 3 либо 4 команды

Вопрос: Как вы основываете деятельность с юными пилотами, такими, как В. Петров, и что вы рекомендуете тест-пилотам, к примеру, Яну Хароузу, насчет того, как угодить в Формулу 1?
Реми Таффен: Тяжелый вопрос. Один вероятный ответ заключается в следующем: нужно дополнять минимум сил. Угодить в Формулу 1 сложно: для этого необходима скорость, знание применять весь потенциал автомашины, чтобы достичь больших итогов. 

В масштабах любой платформы подготовки юных пилотов ты должен всему этому обучиться, и в особенности необходимым вполне может быть общение с квалифицированными пилотами и инженерами Формулы 1. Они всегда могут поделиться собственными познаниями, вследствие этого нужно смелей задавать им вопросы.

Как раз так работает Петров. Мы очень много разговаривали с В. и все ему разъясняли, так как за 1 год нельзя усвоить всю нужную информацию. В самом конце наша цель заключается в том, чтобы пилот осознал, как следует работать, чтобы достичь от автомашины минимума. И в настоящее время, когда сзади несколько автогонок, В. сообщает нам, что не так с автомашиной, и в котором направлении нужно идти.

Вопрос: Ясно, что Петров и Роман Грожан появились в Формуле 1 в совершенно различных картинах, однако что поменялось в вашем раскладе к начинающим года в 2016 году?
Реми Таффен: Могу только сообщить, что Роман вышел в команде в начале года, вообще не имея опыта испытаний. Ему надо было присесть за руль, и все ожидали от него итогов. Опасаюсь, это выяснилось весьма трудной целью. Вполне может быть, вам повезет, в случае если вы начинаете в команде, располагающей прекрасной автомашиной, однако Грожан был в другой обстановки, и ему понадобилось приспосабливаться к Формуле 1 при очень тяжелых жизненных обстоятельствах.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *